среда, 7 мая 2014 г.

Е.Б. Хитрук ПРОБЛЕМАТИКА ПОЛА В ФИЛОСОФИИ В.В. РОЗАНОВА

Е.Б. Хитрук 
ПРОБЛЕМАТИКА ПОЛА В ФИЛОСОФИИ В.В. РОЗАНОВА 
Анализируется вклад русской философии, в частности философии В.В. Розанова, в экспликацию философских оснований христианского понимания отношения половой дифференциации к устроению человека. 
Особое внимание к проблемам пола, характерное для зрелого периода в творчестве В.В. Розанова, не было оформлено им систематически, что вообще характерно для отечественной философской мысли. Как отмечает исследователь Е.В. Барабанов, «у Розанова так и не сложилось философии в смысле последовательной, логически правильно построенной системы. Многие свои важнейшие положения он высказывал фрагментарно, часто в полемических примечаниях к чужим текстам, либо в афористически-исповедальных формулировках» [1. С. 13]. Воззрения В.В. Розанова менялись со временем, но постоянной оставалась установка на критику современного ему отношения государства и в особенности Церкви к вопросам семьи и пола. 
В.В. Розанов утверждал, что в результате исторически сложившегося небрежения к реальным проблемам семьи в христианстве сформировалось недопустимое двойственное отношение к полу, половым отношениям, браку, что породило в обществе разврат. 
Начав заниматься проблематикой пола и семьи, В.В. Розанов искренно считал, что имеющие место в современном ему обществе неверные установки являются искажениями подлинного христианства, историческим недоразумением. Как отмечает наиболее крупный современный исследователь творчества В.В. Розанова В. А. Фатеев, «увлекшись темой взаимосвязи религии и сексуальности, Розанов поначалу даже и не предполагал, в каком рискованном направлении движется. С присущей ему пытливостью обратившись к анализу неизученных религиозных и как бы даже христианских проблем, он на самом деле начал осуществление грандиозного подкопа под христианство» [2. С. 170]. 
В начале В.В. Розанов строил свою критику указанием на несоответствие принятого отношения к полу именно библейскому и даже новозаветному учению. Однако, будучи чрезмерно увлечен темой пола, В.В. Розанов постепенно переходит от критики современного ему христианства к критике христианства как такового. Эта неожиданная для самого философа творческая и личностная метаморфоза была настолько решительной, что дала повод к тому, что за В.В. Розановым закрепилось устойчивое клише «русского Ницше». Так, например, Д.С. Мережковский отмечал: «Когда этот мыслитель, при всех своих слабостях, в иных прозрениях столь же гениальный, как Ницше... самородный первозданный в своей антихристианской сущности, будет понят, то он окажется явлением едва ли не более грозным, требующим большего внимания со стороны церкви, чем Л. Толстой» [3. С. 85]. 
В христианстве отталкивал В.В. Розанова, конечно, аскетизм. Можно ли быть христианином, не принимая безбрачия как идеал? «Является дилемма, - сокрушается В.В. Розанов, - ...или “отвергнуться мира” и идти за Христом, или остаться в миру - но без Христа. Но то- 
гда с Кем же, с Кем же, и как? А без Христа прожить трудно» [3. С. 83]. Непонятная с позиций современности, богатой уже довольно серьезной литературой в области христианской философии и богословия брака и пола, дилемма между браком без Христа и безбрачием во Христе составляла нерв колебаний В.В. Розанова между Православием и язычеством. Пытаясь увидеть в христианском учении основу для «поэзии» брака, он видел в нем основания только для одной «поэзии» -метафизики монашества. 
В одном из своих самых антихристианских по духу произведений «Люди лунного света» В.В. Розанов пишет: «Лютеранство, отвергшее монашество, потеряло с ним и всякую метафизику: потому что одно иночество и составляет всю метафизику в христианстве» [4. С. 401]. 
Но окончательно отойти от Церкви за ее якобы «бессеменность» писателю так и не удалось: и пол и христианство так и остались для него самыми дорогими, самыми близкими темами, несмотря на мнимую невозможность их теоретического примирения. «Конечно, я умру все-таки с Церковью, - пророчески признается В.В. Розанов, - конечно, Церковь мне неизмеримо больше нужна, чем литература (совсем не нужна), и духовенство все-таки всех (сословий) милее. Но среди них умирая, я все-таки умру с какой-то мукой о них» [5. С. 177]. 
Поэтому христианство можно считать подлинным контекстом всего творчества В.В. Розанова. Так, Б.В. Емельянов отмечает: «В.В. Розанова трудно отнести к какому-либо направлению русской религиозной философии, его мировоззрение асистематично, он принципиально непоследователен в своих суждениях. Несомненно одно - оно религиозно ориентировано, личностно окрашено, имеет тягу к экзистенциальному выражению. И хотя почти нет областей философского знания, тем и проблем социальной и культурной жизни, по которым Розанов бы не высказывался, - он философ одной темы, представленной в его творчестве многоаспектно и нетривиально. Эта тема - христианство» [6. С. 47]. 
Глубокая связь между поисками «правды» пола, его «святости» с христианским контекстом этих размышлений делает попытку некоторой концептуализации пола в философии В.В. Розанова неизмеримо ценной для раскрытия темы онтологического статуса пола в христианской антропологии. В этом отношении особую важность имеют следующие моменты: 
1. Отрицание акцидентализма в отношении пола к существу человека. Эта позиция раскрывается автором через соотнесение пола с категорией личности-лица, что позволяет, с одной стороны, говорить о непосредственном отношении пола к существу человека, т.к. личность традиционно связывается христианской мыслью с самым главным в человеке, является тем началом, которое в наибольшей степени раскрывает образ Божий в нем, а 
с другой - делает возможным метафизическое понимание пола как характеристики, выходящей за рамки «функциональной физиологии». Поэтому В.В. Розанов может говорить не только о «физике» и «метафизике», но и о своего рода «мистике» пола. «Связь пола с Богом - большая, чем связь ума с Богом, даже чем связь совести с Богом...» [5. С. 59], - утверждает он. 
Тесная связь пола именно с личностностью человека, с его неповторимой исключительностью, проявляющаяся также и в половых отношениях, делает пол неотъемлемой составляющей человеческого естества. 
2. Утверждение сложности пола, необходимости введения для его описания более одной пары категорий. В философских рассуждениях В.В. Розанова очевидно выступает необходимость «раздвоения» категориального аппарата для адекватной дескрипции пола. Жизнь пола в фактическом ее проявлении может быть охарактеризована только через различение пола, с одной стороны, как некоторой физиологической величины, благодаря эмпирической очевидности которой можно с уверенностью говорить о том или ином человеке - мужчина и женщина, и с другой - как идеальной сущности («самочности») в соотнесении с которой человек может быть назван мужчиной или женщиной не в эмпирическом только смысле, но и по существу. Так, в работе «Люди лунного света» В.В. Розанов отмечает следующее: «“Пол” не есть в нас - в человечестве, в человеке - так сказать “постоянная величина”, “цельная единица”, но... он принадлежит к тому порядку явлений или величин, который ньютоно-лейбницевская математика и философия математики наименовала величинами “текущими”, “флюксиями” (Ньютон)» [4. С. 270]. 
Очевидно, что эта теория дает основания для признания за человеком бисексуальной природы, благодаря наличию которой эмпирически мужской или женский индивидуум сочетает в себе одновременно и мужское, и женское начала, преобладание одного из которых и делает его мужчиной или женщиной по существу. 
Важен здесь «параллелизм», с которым эта «текучесть», относительность пола была зафиксирована одновременно с В.В. Розановым и его современником -австрийским философом О. Вейнингером, который в своем известном произведении «Пол и характер» пишет следующее: «Половое дифференцирование никогда не бывает вполне законченным. Все особенности мужского пола, хотя и в слабом, едва развитом состоянии, можно найти и у женского; и наоборот, все половые признаки женщины в своей совокупности содержатся и в мужчине, хотя в очень неоформленном виде... Существуют бесчисленные переходные степени между мужчиной и женщиной, так называемые “промежуточные половые формы”» [7. С. 16-17]. 
«Надо помнить, что в каждом индивидууме имеются колебания между мужчиной и женщиной. Эти колебания могут быть очень значительны и почти незаметны, но все же они имеются в каждом индивидууме, и при известной силе своей влияют даже на внешний вид человека» [7. С. 22]. 
3. Вытекающее из предыдущего утверждение анд-рогинной природы человека. 
Нужно отметить, что теория андрогина не является специфически розановской концептуальной конструк- 
цией. Будучи заимствована у Платона (в творчестве которого эта идея, по мнению такого авторитетного исследователя, как А.Ф. Лосев, осталась «недоговоренной и не до конца осознанной» [8. С. 204]), она получила довольно широкое распространение в отечественной философии. Но в творчестве В.В. Розанова эта тема выглядит уникально в том отношении, что только у него она связывается логически с раздвоением категориального аппарата в дескрипции пола. 
«Адам, «по образу Божию сотворенный», - пишет В.В. Розанов, - был в скрытой полноте своей Адамо-Евою, и самцом, и (т ро1еп1ла) самкою, кои разделились, и это - было сотворением Евы, которою, как мы знаем, закончилось творение новых тварей. «Больше нового не будет». Ева была последней новизной в мире, последней и окончательной новизной» [4. С. 271]. 
Таким образом, предположение о сложности пола и бисексуальной природе человека ведет к утверждению того, что человек изначально был Богом задуман и создан андрогином. Эта идея, подхваченная в Х1Х-ХХ вв. помимо В.В. Розанова целой плеядой отечественных философов и богословов, представляет собой, несмотря на возражения со стороны некоторых современных исследователей, разрешение одной из значительных трудностей христианской сотериологии. 
И действительно, только признавая наличие в каждом человеке, независимо от его эмпирического пола, и мужского и женского начал, можно понять, почему Христос, будучи «пола мужеска», является Спасителем «всех человеков», т.е. людей и мужского и женского пола. Ведь если пол не является сложным феноменом и его одноприродный (т.е. или мужской, или женский) эмпирический аспект всегда является выражением столь же одноприродного аспекта метафизического, то, хотя Иисус Христос и воспринял человеческую природу в ее целости, Им не была и не могла быть воспринята (по такой логике) природа собственно женская. Из чего следует, что или женщины не являются людьми, что неприемлемо с христианской точки зрения, или пол не является необходимым атрибутом человеческого естества, что так же неприемлемо с христианской точки зрения, хотя бы потому, что пол, очевидно, был воспринят Спасителем, а «то, что воспринято, то и спасено» (если перефразировать известное святоотеческое выражение), т.е. то и человечно, присуще человеку. 
Однако утверждение бисексуальности человеческой природы, снимая данную проблему, порождает новые, что тоже необходимо иметь в виду. Так, «колебания» мужского и женского в человеке имеют следствием естественность существования лиц так называемого «третьего пола», а также явления гомосексуализма, что противоречит христианскому учению. 
Подводя итог краткому обзору идей В.В. Розанова, помимо указанных концептуальных моментов, имеющих большое значение для экспликации христианского отношения к полу, необходимо отметить и следующее: бисексуальная антропологическая модель, предлагаемая автором, предполагает, с одной стороны, равенство мужского и женского как равно присущих человеческой природе, а с другой - их иерархию как традиционно «активного» и «пассивного» начала в человеке. Однако одновременно с этим сочетание 
равенства и иерархичности исключает какой бы то ни было «оппозиционизм» в отношении полов. Таким образом, творчество В.В. Розанова представляет собой небезынтересное исключение, если рассматривать 
его в сравнении с тенденциями западной философской мысли, где утверждение иерархичности полов, наоборот, исключает равенство, поддерживая бинарный оппозиционный характер дескрипции пола. 
ЛИТЕРАТУРА 
1. Розанов В.В. Религия и культура. М.: Правда, 1990. 637 с. 
2. Фатеев В.А. С русской бездной в душе: Жизнеописание Василия Розанова. СПб.: Кострома, 2002. 672 с. 
3. Курбатова А.С. Проблема пола и брака в трудах В.В. Розанова // Полигнозис. 2000. № 1. С. 77-85. 
4. Розанов В.В. Метафизика христианства. М.: АСТ; Харьков: Фолио, 2001. 536 с. 
5. Розанов В.В. Уединенное. М.: Изд-во политической литературы, 1990. 543 с. 
6. Емельянов Б.В. Очерки русской философии XX века. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. 136 с. 
7. Вейнингер О. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. М.: Форум XIX - XX - XXI, 1991. 191 с. 
8. ЛосевА.Ф. Эрос у Платона // Философия. Мифология. Культура. М., 1991. С. 188-208. 
Статья поступила в редакцию журнала 19 ноября 2006 г., принята к печати 27 ноября 2006 г.

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/problematika-pola-v-filosofii-v-v-rozanova#ixzz314OVPblB

Комментариев нет:

Отправить комментарий